Встреча Ветхого и Нового

2016.02.15 11:28

Крещение это самоубийство

Для тех людей которые дожили до совершенных лет и при этом не были ещё крещены в детстве, для таких людей у меня пренеприятнейшее известие: господа, у вас остался только один повод, одна уважительная причина, одна причина которую Церковь может уважить если вы обращаетесь к ней с просьбой о Крещении и эта причина такая: желание покончить жизнь самоубийством. То есть когда человека начинает тошнить от себя самого, вот тогда появляется потребность себя изменить, расстаться с самим собой каким я был вчера.

Вот пока человек испытывает чувство комфорта от себя самого, то есть пока я сам себе нигде не натираю тогда ключевое слово Евангелия, а оно называется “покаяние” — это слово будет совершенно непонятно. Тогда будет не понятна и сама мистерия Крещения, а это не просто обряд, не просто этнография, это именно мистерия. И смысл крещальной купели это могила, по церковному пониманию крещальная купель это могила. Могила в которую сошел Христос, но Он оттуда вышел. И вот соответственно когда человек идёт тем же путем, путем Христа, он тоже входит в пространство смерти, чтобы выйти оттуда другим.

Другим выйдет не сколько ваше тело, сколько душа. «Только змеи сбрасывают кожу, мы меняем душу, не тела» — писал Гумилев. То есть христианству не интересна идея переселения душ. Важно не сменить тело, а сменить душу, то есть в одном моем теле чтоб были разные души, чтобы я сам имел возможность быть разным. И вот в этих водных глубинах должна быть погребена неприятная уже даже мне, обрыдшая мне самому, а не просто какому-то батюшке моя прошлая жизнь с тем, чтобы я смог оттуда начать заново.

На другом уровне то же самое понимание — обновление — наверняка тоже вам знакомо, слышали, что когда человек начинает монашескую жизнь он получает новое имя тоже, и как бы то, что было в его мирской жизни до — все это кончается. Знаете, даже когда священник принимает монашество, не все же священники монахи, есть семейные священники. И вот, скажем, был священник — овдовел, и он желает принять монашество, и вот интересно, что все те титулы и заслуги церковные которые у него были до монашеского пострига — все аннулируется. То есть у него был, скажем, наградной крестик (у нас называется крест с украшениями), такая высшая награда священника — все, ты получаешь простенький серебряный крестик, металлический, начинаешь с нуля, все твои привилегии которые “бывший человек” заработал отменяются. Но зато и грехи тоже забываются.

Монашество не случайно называют «второе Крещение», повторением обетов Крещения, и, соответственно, полные параллели, то есть если я хочу, чтоб мой день рождения был сегодня — вот тогда я иду креститься. Но не в том смысле, что я хочу друзей на именинный торт позвать — нет, не в этом смысле хочу день рождения, а вот просто я хочу поставить перегородку безопасности. Есть на кораблях такие перегородки безопасности которые поднимаются или опускаются в случае угрозы затопления корабля. Вот я хочу, чтоб за моей спиной поднялась такая перегородка безопасности, защитившая меня от моего прошлого, моего собственного прошлого. Вот тогда можно идти креститься.

То есть очень важно понять когда нельзя креститься взрослому человеку. Нельзя креститься за компанию: все крестятся — и я. Нельзя креститься под сиюминутное настроение: знаете, я чуть ли не каждый день на улице встречаю пьяных которые подходят и желают то креститься, то исповедываться. Когда им говоришь: «Приходите в трезвом виде» — почему-то за 20 лет моего служения потом в будний день в храм никто не подошел.

Нельзя креститься просто в поисках какой-то этнической идентичности: ну вот я русский, значит должен быть крещенным.

Нельзя креститься потому что кто-то поставил ультиматум: какая-нибудь бабушка, скажем, сказала «Не буду с внуком сидеть пока вы сами не креститесь». Нельзя так делать.

Креститься опять же нельзя по совету экстрасенса или колдуна.

Креститься нужно тогда когда человек всерьёз хочет стать другим. И не вот как у нас обычно «с понедельника брошу курить», а когда действительно эта потребность осознана, а главное пришло понимание того, что сам я себя изменить не смогу. Потому что то же самое бросить курить ты уже пробовал сто десять тысяч раз и не получалось, сколько бы понедельников ни прошло.

Хочу ещё одну историю вам рассказать для взрослых ушей, хотя, впрочем, начнём мы с детской сказки. Помните, когда Снежная Королева держала Кая в плену и она дала Каю задание: Снежная Королева дала Каю льдинки, буковки из льдинок и попросила из них сложить определенное слово. Помните какое? Она дала ему 4 буквы — “ж”, “о”, “п”, “а” — и предложила из них собрать слово “вечность”. Посмеялись? А теперь подумайте серьёзно.

Поскольку задание однозначно неисполнимое, поэтому и приходится сказать, что это и есть необходимое условие, чтобы стать христианином. Когда ты понимаешь, что перед тобой стоит очень важная задача, но она неисполнима, и когда ты понимаешь, что своими силами ты ее не можешь сделать, вот тогда появляется потребность в чуде. Понимаете, не желание чуда как какой-то сенсации — это желание у нас всегда есть: посмотреть красочный фейерверк, ещё что-нибудь, какую-нибудь катастрофу, желательно в безопасном кресле. Нет, вот когда именно потребность в чуде. Когда ты понимаешь, что ты не выживешь, если чуда не будет, а своими силами ты это чудо сотворить не можешь. И вот это вот ещё одно очень важное условие для принятия Крещения: разочарование в себе самом. То есть есть такие задачи, важные для меня, которые я сам своими силами решить не могу. И вот тогда появляется потребность не в помощи коллектива, не в помощи Гугла и вообще интернет-сообщества, не в помощи книжки. Появляется потребность в помощи Божией.

И когда такая вот потребность в Боге есть, тоска по Богу, если она возникает — тогда значит можно креститься.

И еще очень важная вещь. Креститься может человек который понимает, что Крещение это первый шаг в его жизни, церковной жизни. Слишком много у нас людей которые считают, что Крещение это конец религиозных поисков и религиозной темы в жизни. То есть я крестился и тем самым то легкое беспокойство которое у меня было, что вроде что-то на небесах есть, а с этим “что-то” у меня не вполне урегулированы отношения, вот теперь ладно — вот я крещусь, заплачу сто рублей и на этом мои отношения с небом они как бы урегулированы и закончены, про небо можно забыть, гуляем, ребята, дальше. Вот с таким устремлением тоже подходить к Церкви не стоит.

Крещение — это первый шаг в начале Пути.

Опять же, попробую пробудить в вас какие-то детские воспоминания. Помните была песенка из одного детского кино — “Прекрасное далеко, не будь ко мне жестоко”? И вот в этой песенке были замечательные слова: “Прекрасное далеко, от чистого истока я начинаю путь”. И этот путь идет по дороге на которой нет следа. Песня написана в советские времена, но меня не оставляет ощущение, что это богословский текст, мистический. Это апофатическое богословие называется: о Боге очень трудно сказать что-то позитивное, Бог это не то, не то, не то… Он ускользает от всех наших представлений, от наших образов, от наших идолов. Он не является заложником наших схем рациональных. И вот это некое прекрасное далеко, оно иначе не описывается в этой песне. И вот оно меня зовет, и через какой-то исток надо пройти и идти дальше духовным путём по дороге на которой нет следа. И это прекрасное далеко не просто зовет, но оказывается еще и имеет право меня миловать или судить — “не будь ко мне жестоко”. По-моему, это вполне как раз укладывается в христианскую картину того, что над миром, христианское представление о Боге.

Так вот, с Крещения начинается Путь, и надо понять: я прихожу когда крещусь; я прихожу в определенную общину которую не я создал, в которой надо честно сказать у меня будет не очень много прав, потому что если я вхожу в некий клуб, то я не могу по своему желанию переписывать устав этого клуба. Но вот я хожу в этот клуб, он что-то очень важное для меня даёт, какие-то ограничения при этом на меня накладывает. Скажем, в правилах этого клуба, что после 18:00 только в вечерних туалетах, в смокингах можно в этот клуб приходить. Могут быть ограничения совершенно сумасшедшие: скажем, у нас не курят сигарет, только трубку, а иных мы к себе не пускаем. Или ещё что-то такое. Ну вот церковь это тоже некий такой клуб, у нас есть свои правила.

И главное наше правило — это правило веры. И вот нельзя придумывать веру, придумывать христианство под свой размер. Вот оно есть как оно зафиксировано в Евангелии,в Библии в целом, в постановлениях Вселенских Соборов. Поймите, вы входите в очень серьезный клуб. Потрудитесь изучить его историю, традиции, уставы и примерить к себе — вы это понесете или нет? Если нет — ну, “большому кораблю большая торпеда”, церковь не судит чужих, ступайте мимо. Но если вы действительно хотите креститься и войти в членство церковное, то вы должны понять, что берете на себя очень серьезные обязательства. Вот поэтому я говорю: выбор очень серьезный.

Быть православным человеком очень тяжело. И поэтому нужна потребность в этом. Пока эту потребность вы не осознали Крещение будет фальшивым, даже если оно произойдет: оно вам потом мало чем поможет, в вашей следующей, оставшейся жизни, в оставшихся годах. Вот поэтому смотрите, как в больнице — вам предлагают лекарство, но врач при этом говорит: есть определенные условия при которых лекарство будет действовать — наши таблетки нельзя запивать водкой.

Вот если вы согласны с такими ограничениями, в такой органической целостности принять православную христианскую веру — тогда милости просим.

Со Сретением Господним!